+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Дом малютки в витебске

Содержание

zakondostatka.ru

Дом малютки в витебске

704600#ff4c1f Витебская областная организация профсоюза работников здравоохранения УО «ВГМУ», ППО УО «ВГМУ», ВОО БО «Красный крест» ПОП УЗ «Витебская городская клиническая поликлиника №3» ПОП УЗ «Витебский областной диагностический центр» ВОО РОО «Белая Русь» Первомайская районная организация РОО «Белая Русь» Профсоюз работающих УО «ВГТУ» ГКУ «Витебская областная филармония» Учреждение «Витебская областная СДЮШОР» профсоюзов по игровым видам спорта «Двина» ВГООО «Футбольный клуб «Витэн» УП «Еврошинсервис» ЧТУП «Милатан» ООО «Альянспласт» ОДО «Витебскхолод» ОО «Витебское предприятие «Бриз» ЧТПУП «Полиинтекс» Учреждение «Витебская областная организационная структура» РГОО «БООР» ОДО «Производственное предприятие «Изокор» ОАО «Конструкторское бюро «Дисплей» ГУО «Гимназия №1 г. Витебска» ГУО «Гимназия №3 г.

Витебска» Сотрудники ГУЗ «ВГЦП», УЗ «ВОДКЦ», УЗ «ВОКРД», УЗ «ВГКРД № 2», УЗ «Витебская

Витебский городской специализированный дом ребенка

ведёт свою историю с октября 1918-го года, с момента открытия Дома грудного ребёнка, рассчитанного на 51-го воспитанника.

В апреле 1920-го года открыт 1-й Дом ребёнка, при нём располагается и Дом грудного ребёнка. С 1-го октября 1921-го года начинает функционировать 2-й Дом ребёнка, для детей от 2-х до 4-х лет, вместительностью 20 человек.

Это учреждение было промежуточным звеном между Домом грудного ребёнка и 1-м Домом ребёнка.

В 1982-м году происходит переезд в новое здание.

А 1984-м заведение получает

Девочки Витебск!Помощь деткам-отказничкам Дениске и Миланочке!Репост

Ой, девочки, пост совсем не с предновогодним радостным настроением

Я плачу почти неделю, с того момента как в Контакте в группе «Типичный Витебск» опубликовали запись про этого чудесного малюточку-малыша.ПОМОГИТЕ НАЙТИ МАМУ!!!!

«Я со своим 3-х месячным ребенком попала в больницу с бронхитом.

И нас положили в палату с Дениской! Этот малыш которому всего 3 месяца лежал там совсем один, т.к.

его мама отказалась от него еще в роддоме… По словам врачей он абсолютно здоров. Только вот немного простыл, у него был бронхит, который успешно лечится курсом антибиотиков! Так же он нуждается

Все как-то быстро получилось.

Это очень активный, веселый, жизнерадостный ребенок! Любит улыбаться и внимание взрослых… Не капризный, самостоятельный, с хорошим аппетитом. очень красивый мальчик!!! Ему очень нужна мама, хорошая, ласковая… Которая полюбит его всем сердцем!!!!!

Тех, кто советовал не брать больного ребенка, Костюковичи и слушать не хотели и, по словам Натальи, правильно сделали. — Когда мы приехали за Валеркой, он еле стоял, ножки подкашивались. Лицо было в буквальном смысле перекошено и покрыто пятнами, а под носом что-то красное, будто засохшая кровь. Мы с Толей были в ужасе. Что делали с ребенком?

Сложилось впечатление, что ему что-то давали, чтобы он больше спал и меньше двигался. В Могилевском детском доме отношение к детям паре не понравилось: — В Витебске Сашку нам вывели, помогли ей одеться и обуться.

Воспитатели радовались за девочку. В Могилев же детский дом переехал из Бобруйска, и всех детей необходимо было повторно обследовать.

Нам позвонили и сказали:

«Вы же забираете Валеру, сами тогда к врачам его и сводите»

.

Я не понимала, как с таким диагнозом, как у него, можно было отменить медосмотр.

Инфо Саше сейчас 7 лет, Коле — 5, Валере — два с половиной.

Витебский дом малютки 2020 фото детей

/ / 19.04.2020 1,355 Views Любит строить из кубиков, играть с машинками, кататься на самокате и велосипеде.

Любит помогать старшим, рисовать, собирать пазлы. Карина Л. Карина добрая, спокойная, отзывчивая на ласку девочка.

Очень доверчивая, любит внимание со стороны взрослых.

У Карины еще слабый словарный запас, не всегда усидчива на занятиях.

Любит музыкальные занятия, с интересом слушает песни, музыку, на занятиях хореографии повторяет движения за старшими детьми. В коллективе играет самостоятельно, играет с игрушками непродолжительное время.

Усыновить ребенка из дома малютки в витебске

Наталья и Анатолий Костюковичи с маленькой Сашей.

Фото из домашнего архива «В очереди вы сороковые, нужно ждать» Наталья и Анатолий Костюковичи живут в Бресте, поженились в 2009 году. Через некоторое время после свадьбы родственники стали спрашивать: когда у вас уже дети пойдут? Увы, у пары ничего не получалось.

Оказалось, что все не так просто: — Это очень долгий процесс. Нужно кучу бумажек собрать. Однажды семья возвращалась после очередного визита к свекрови, и по дороге домой Анатолий завёл с Наташей разговор о малышах из детского дома.

Группа

ЦЕЛЬ — сделать по примеру волонтёров «Женщины за Жизнь» (РФ) @womеnprolife «Бутик Добра» — пункт выдачи бесплатной помощи (одежды, колясок, кроваток и тд) женщинам, отказавшимся от аборта в пользу своих малышей.

ЧТО ИМЕЕМ СЕЙЧАС: бесплатное помещение на дальнем ДСК в полуразрушенном состоянии, где вещи хранятся в мешках, ремонт своими силами сделать практически невозможно, и до куда добраться мамам и волонтёрам иногда нет возможности.

Оказывать/принимать помощь в таких условиях — неприятно и тяжело.

ЧТО БУДЕТ С ОКТЯБРЯ: платное помещение в ТЦ Мега (с хорошей скидкой в пользу проекта), где вещи будут аккуратно висеть на вешалках и лежать на полках, куда желающим будет удобно привезти вещи для нуждающихся мам, а подопечным мамам — приятно их получить.

*Ввиду предоставленной скидки на аренду, а также удобства расположения пункта для основных работающих волонтёров, мы не рассматриваем сейчас другие варианты размещения.

Дом, где живет любовь, или Как в Витебске выхаживают малышей и дают им шанс на жизнь в семье

Дом малютки в витебске

Материнскую любовь ничто и никто не заменит, однако в жизни бывают ситуации, когда  о ребенке заботятся по сути, чужие люди, и он не чувствует себя обделенным.   

В преддверии Международного дня защиты детей (1 июня) корреспондент «Витебских вестей» заглянула в областной специализированный Дом ребенка, который, кстати, в этом году отмечает свое 100-летие.

Справка «ВВ»: Отсчет своей истории учреждение ведет с открытия в октябре 1918 года Дома грудного ребенка по улице Володарского в Витебске, где находилось полсотни детей. В 1984-м Дом ребенка получил статус специализированного.

Защита детей здесь не просто слова, а каждодневный кропотливый и тяжелый труд.

Социальных сирот и оставшихся без попечения родителей защищают от чувства ненужности, малышей, признанных находящимися в социально опасном положении, оберегают от возможных роковых последствий недосмотра взрослыми, детей-инвалидов стараются вырвать из оков заболевания, борются за их здоровье и развитие. Малыши здесь находятся в возрасте до 3 лет, а дети-инвалиды – до 7 (с нынешнего года).   

За короткий срок медики должны обследовать новичков и при наличии патологии – принять максимум мер, чтобы выходить пациента и дать шанс на жизнь в новой семье или вернуть родителям.

Времена меняются, люди тоже

Декрет Президента Беларуси №18 «О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях» в некоторой степени изменил уклад жизни Дома ребенка.

Если раньше дети находились в стенах учреждения, как правило, до самого выпуска, то последнее время мало кто задерживается так надолго.

Одни возвращаются к биологическим родителям, другие направляются в опекунские, приемные семьи, дома семейного типа, лишь единицы попадают в интернатные учреждения, а кому-то посчастливилось обрести новых маму и папу в лице усыновителей.

– Десятилетие назад в Доме ребенка могло находиться 175 детей при наличии 150 мест. Теперь учреждение работает на 100 коек, на данный момент у нас 94 ребенка. В последние годы детей поступает все меньше, больше возвращаются в семьи, растет и доля усыновленных детей, – приводит статистику главврач Елена Мизеркина. 

Желающих  усыновить сегодня больше, чем нуждающихся в этом сирот. В чем же причина? С одной стороны, работает Декрет №18, нацеленный на раннее выявление семейного неблагополучия, принятие всевозможных мер, чтобы спасти семью, попавшую в трудную жизненную ситуацию. С другой – изменилось отношение людей к усыновлению. 

Раньше в Дом ребенка за малютками чаще приходили те, кто так и не смог родить себе наследника. Сейчас же усыновляют либо удочеряют пары, имеющие своих детей. Нередки случаи, когда приходят уже состоявшиеся люди, чьи сыновья и дочери выросли и покинули отчий дом, а они чувствуют силы и желание помочь сиротам.

Иначе стали смотреть и на малышей с особенностями развития. Когда-то таких деток брали под крыло только иностранные усыновители, а соотечественники выбирали абсолютно здоровых, вспоминает главврач. Теперь же и наши люди не боятся взять ответственность за ребенка со сложной патологией.   

Например, одна пара удочерила девочку с тяжелейшим пороком сердца, малышку ожидали обязательные и, возможно, неоднократные операции. На все предупреждения медиков, что надо быть готовыми к трудностям, родители говорили: «Где уверенность в том, что если б мы родили ребенка сами, он был бы здоровым? Этот же ребенок родился у нас в душе, поэтому в любом случае будем любить его».

– Нередки ситуации, когда воспитанник с множеством диагнозов попадает в семью и делает скачок в развитии. Ребенок видит, что его любят, и раскрывается. И в этом огромная заслуга родителей, которые совместно с медиками отдают всецело себя, чтобы добиться прогресса в развитии малыша, – резюмирует Елена Мизеркина.

Помочь вопреки

Лечение, реабилитация малышей с тяжелыми заболеваниями, паллиативный уход за детьми-инвалидами – важнейшее направление деятельности Дома ребенка. 

На сегодняшний день в специализированных палатах находятся 13 малышей, из них 10 имеют родителей, но из-за тяжести заболевания нуждаются в постоянном уходе медиков и особых условиях.

– Всем известный ученый Стивен Хокинг, невзирая на тяжелейшее заболевание, смог самореализоваться. Мы не знаем, какой потенциал заложен в каждом ребенке, который попадает к нам, надо дать шанс раскрыть его, – говорит Елена Геннадьевна от имени всего коллектива.

Поэтому один из главных девизов учреждения – «Если ребенка нельзя вылечить, не значит, что ему нельзя помочь». И помогать порой удается вопреки всем медицинским прогнозам. Так, выхаживают  ребенка с тяжелым заболеванием почек, который, казалось бы, не проживет и несколько недель. Сегодня малышу почти три годика. И такие примеры не единичны.

Паллиативное и реабилитационное направление в учреждении будут развивать и дальше. В планах покупка еще одного аппарата искусственной вентиляции легких и другой жизненно важной техники для подопечных с тяжелыми недугами.

Реабилитацию в учреждении проходят также малыши из Витебска и районов области. Имея богатый опыт, материально-техническую базу, специалисты помогают родителям выходить своих чад с врожденными и  наследственными заболеваниями, поражением центральной нервной системы. 

Так, в прошлом году выхаживали мальчика с синдромом хрустального ребенка. После обследования в Минске и лечения в витебском Доме ребенка его состояние улучшилось. Ребенок вернулся в семью, меньше стал травмироваться, теперь живет с родными.

Чтобы добиться успеха, не обязательно собирать огромные деньги на дорогие зарубежные клиники, достаточно имеющихся в Беларуси возможностей и регулярных занятий родителей с ребенком под контролем специалистов, уверена Елена Геннадьевна.

Не жалостью, а любовью

Случайных людей здесь нет – уж слишком велика ответственность за малышей, которые без посторонней помощи не справятся.

Сегодня в коллективе работают 42 человека, которые посвятили Дому ребенка более 20 лет жизни. В числе старожилов – главная медсестра Валентина Зотова и медсестра  по массажу Галина Шевченко, которые пришли по распределению после училища и остались до сих пор.

– У нас люди или остаются на долгие годы, или быстро уходят. Эмоционально и психологически здесь довольно сложно, особенно если заниматься с тяжелобольными детьми, не каждый выдержит. Всегда говорю: есть любовь, а есть жалость. Второе – проходит, первое – вечно, – подчеркивает Елена Геннадьевна.

Кажется, их воспитанники слишком малы, чтобы понимать отношение к ним, однако многолетняя практика говорит об обратном. Эти малыши очень тонко чувствуют людей, которые рядом с ними, работников узнают на эмоциональном уровне, стоит только им подойти к кроватке. Одних воспринимают только как нянечек, врачей, медсестер, а других – словно родных мам. И здесь сложно не ответить взаимностью.

В такой атмосфере материнской любви Дом ребенка работает уже 100 лет. Хочется верить, что этот век добра и заботы о детях продолжится долгие годы.

Фото Антона СТЕПАНИЩЕВА.

При использовании материалов vitvesti.by указание источника и размещение активной ссылки на публикацию обязательны

Витебский дом малютки 2019 фото детей

Дом малютки в витебске

Любит строить из кубиков, играть с машинками, кататься на самокате и велосипеде. Активно принимает участие в музыкальных номерах группы. Ваня перенес операцию на сердце. А еще он у нас местная звездочка.

В 2012 году он принял участие в программе «Пока все дома», но к сожалению, пока семья для нашего Ванечке не нашлась…. Но он не отчаивается и очень ждет! Подробнее… Игорь Р. Старательный, трудолюбивый мальчик. Любит помогать старшим, рисовать, собирать пазлы. Карина Л.

Карина добрая, спокойная, отзывчивая на ласку девочка. Очень доверчивая, любит внимание со стороны взрослых. У Карины еще слабый словарный запас, не всегда усидчива на занятиях.

Любит музыкальные занятия, с интересом слушает песни, музыку, на занятиях хореографии повторяет движения за старшими детьми. В коллективе играет самостоятельно, играет с игрушками непродолжительное время. Катя Б.

К сожалению, в Витебске есть дети, которые по воле судьбы остались без попечения родителей. От кого-то отказались еще в роддоме, чьи-то мамы лишены родительских прав… Такие дети содержатся в специальных учреждениях — домах малютки, детских домах и интернатах.

Там их кормят, одевают, лечат, если они болеют, по праздникам устраивают утренники… Но там нет мамы, которая согрела бы теплым словом, обнимала бы в трудную минуту или когда просто грустно… Как же этим малышам объяснить, почему они НЕ нужны, НЕ желанны, НЕ любимы? Воспитатели и нянечки стараются сделать жизнь деток радостнее, но у них просто не хватает сил на это, а иногда не хватает даже самых необходимых вещей, одежды, средств гигиены.Мы — взрослые, не должны забывать о таких детях.
И вместо «чужих детей не бывает» говорить «это НАШИ дети»?И этим детям нужна наша помощь.

Девочки витебск!помощь деткам-отказничкам дениске и миланочке!репост

Малыши очень общительные, охотно идут на контакт с гостями, любят, чтобы их подержали на ручках, любые знаки внимания, подарки на утренниках. Но ничто не может заменить им материнское тепло, индивидуальное внимание и семейную атмосферу.

Из своего временного пристанища дети, после определения уровня, по которому каждый из них может обучаться, отправляются в детские дома Витебска, Новополоцка, Великолетчанский детский дом или Богушевский интернат.

Если статус ребенка все еще не определен (не вынесено решение о лишении родительских прав), то он отправляется в приют по мету жительства до установления статуса. Помогают детям дома ребёнка различные предприятия и организации, волонтеры, предприниматели, простые жители.

Приносят одежду, коляски. Те, у кого дома есть двое-трое своих детей, знают, что игрушек и развлечений много не бывает.

Как усыновить ребёнка из дома малютки — использование базы данных

А именно:

  1. Совершеннолетие обоих потенциальных родителей.
  2. Наличие собственного жилья достаточной площади.
  3. Наличие работы и обеспеченность постоянным доходом для нормального существования.
  4. Отсутствие судимости за противоправные деяния, связанные с нанесением вреда здоровью человека.
  5. Психическое и физическое здоровье.
  6. Кандидаты не должны быть теми, кого лишили родительских прав или приемными родителями, что уже пробовали воспитывать детей и вернули их, а также опекунами, которых лишили этого звания.
  7. Требуется отсутствие вредных привычек.
  8. Разница в возрасте с малышом должна составлять не менее 16 лет.
  9. Отсутствие гражданства США или других стран, где разрешены однополые браки.

Состояние своего здоровья необходимо подтверждать прохождением медицинской комиссии.

Дом ребенка № 20 москва дети-сироты от 0 до 5 лет. нужна помощь

Внимание

А задержка темпов физического и психического развития, по мировой статистике, есть у всех детей, воспитывающихся в интернатах, как бы с ними хорошо ни занимались.

Есть в доме ребенка и паллиативная палата на 10 мест – для тяжелобольных детей. Эта палата, к сожалению, никогда не пустует… Есть категория детей-инвалидов – такие дети остаются здесь до 4 лет.

– К сожалению, у нас считается постыдным иметь ребенка-инвалида.

А ведь наоборот, детей-инвалидов прятать в обществе ни в коем случае нельзя, – убеждена Елена Мизеркина.

Все необходимое есть у маленьких обитателей дома ребенка: шестиразовое питание соответственно нормам для детского возраста, прогулки на свежем воздухе, ходьба босиком, купание в бассейне.

250 человек педагогов и медработников всеми силами создают для малышей хорошие условия. Группы небольшие, сформированные по возрастному составу, и уделить внимание стараются каждому.

Процедура усыновления ребенка из дома малютки

Федеральный банк сведений, содержит информации обо всех детках, которые признаны сиротами по всей стране, а также кандидатах, которые готовы замещать родителей. Представление сведений о детях осуществляется посредством публикации их анкет, которые содержат следующие сведения:

  • об имени, дате рождения, месте расположения учреждения, в котором находится малыш;
  • о поле, цвете глаз и волос;
  • об уровне физического здоровья и психологического развития;
  • о наличии братьев и сестер;
  • о причинах занесения в базу;
  • о родителях (при наличии);
  • фото ребенка.

Примите во внимание: публикация фотографий в анкетах осуществляется несвоевременно, поэтому не всегда может соответствовать настоящему времени. В связи с этим в конце анкеты указывается дата, когда фотография была прикреплена к анкете.

Процедура усыновления предусмотрена нормами семейного законодательства в качестве наиболее приоритетной формы устройства деток в семью. Для того, чтобы начать усыновление малыша, находящегося в доме малютки, потенциальные родители должны отвечать обязательным требованиям, которые предъявляются государством:

  1. Полная дееспособность.
  2. Наличие официального дохода.
  3. Оформленное в собственность жилое помещение, которое отвечает всем требованиям для проживания малыша.
  4. Постоянное место проживание.
  5. Отсутствие судимости.

Важно знать: закон предъявляет ряд требований не только к материальному и социальному статусу кандидата, но также требования к его здоровью. Усыновление осуществляется только посредством вынесения судом соответствующего решения.

Витебский дом малютки 2018 фото детей

Пока малыш живет у нас, мать должна получить образование, профессию, работу и обязательно навещать свое дитя. Мы фиксируем каждое посещение родителей, активно сотрудничаем с представителями органов опеки и попечительства. После вступления в законную силу решения о лишении родительских прав ребенок автоматически поступает в базу данных детей, подлежащих усыновлению.

Важно

Мать может исправиться, наладить свою жизнь и восстановиться в родительских правах в течение 6 месяцев. Сделать это по истечении этого срока гораздо сложнее или вообще не возможно – если ребенок уже усыновлен. Один-два раза в год бывают случаи, когда опомнившаяся мать приходит за ребенком, который уже отдан на усыновление.

Потом такие запоздалые матери льют слезы, но сотрудники дома ребенка ничего сделать уже не могут: если у ребенка появились новые родители, раскрытие тайны усыновления влечет за собой уголовную ответственность.

С информацией о сиротах, которых можно усыновить или принять в семью на основании иных процедур социального устройства, можно ознакомиться с помощью официального сайта усыновите.ру.

Необходимо знать: при обращении к анкетам в полях можно ввести данные ребенка, которые предпочтительны для потенциального родителя (указать девочка или мальчик, возраст, цвет глаз).

Дом малютки в Москве На сегодняшний день на территории в Москве расположен 21 дом малютки.

Дом малютки представляет собой организацию, в которой осуществляется уход за детками, не достигшими 3 лет (одно из главных отличий от детдома), которых можно усыновить или удочерить.

Выделяют специализированные дома малютки, то есть организации, которые осуществляют уход за малышами, у которых существуют проблемы со здоровьем.
Саша подошла к изображению, показала на него и произнесла: «Мама». Это было единственное слово, которое мы услышали от нее за время нашего знакомства.

В два года Саша не говорила. Когда все документы наконец были готовы, Анатолий и Наталья забрали девочку. — Саша на все смотрела большими глазами, — говорит Анатолий. — Ей все было интересно, раньше она не видела такого количества людей.

На второй день после того как мы ее забрали, поехали в магазин за продуктами. По дороге обратно она залезла в пакет и взяла колбасу. Вцепилась в нее зубами и стала грызть прямо в упаковке.

Дом малютки в витебске

Дом малютки в витебске

Родители уделяют им много времени и стараются воспитывать их дружными и честными. — Особых трудностей пока нет, — говорят Наталья и Анатолий.

— Мы не делим детей на своих и чужих.

Это из их прошлой жизни, как говорят психологи. На вопрос, стоит ли рассказывать ребенку о том, что он из детского дома, Костюковичи ответили однозначно — да.

— Доброжелатели всегда найдутся, и кто-то им обязательно скажет. Лучше это будем мы. Я не понимаю, как малышей обследуют и почему ставят диагнозы, которые не подтверждаются. Это отталкивает родителей. Они читают о серьезных пороках у ребенка и отказываются усыновлять.

Витебский дом малютки 2020 фото детей

Дом малютки в витебске

Удивительно, но первое слово, которое говорят эти дети – «мама». Откуда они знают это слово? Просто знают и всё.

В Витебском областном специализированном доме ребенка сейчас около 150 детей в возрасте с момента рождения до 4 лет. Из них всего двое сирот. Остальные – оставшиеся без попечения родителей, или находящиеся в социально-опасном положении, или дети-инвалиды – из разных уголков области.

Больше всего детей прибывает из Оршанского района и Витебска. 12 малышей прибыли сюда из Витебского района. Все они (за исключением одного) – дети матерей-одиночек, не имеющих средств к существованию и желания их воспитывать, зато имеющих (в большинстве случаев) тягу к алкоголю.

Несколько детей, прибывших из Витебского района, отобраны у родителей, которые не могут им обеспечить достойную жизнь, и нуждаются в государственной защите.

Их родители работают на предприятиях района и оплачивают расходы, затраченные государством на содержание детей. С момента прибытия деток в дом ребенка в течение 6 месяцев с их семьями проводится работа по Межведомственному плану защиты прав и законных интересов детей.

Изъятые или брошенные: как живут малыши в минском Доме ребенка

Под единственный в столице Дом ребенка приспособлено типовое здание бывшего детского сада. На входе — лаконичная табличка, красочные портреты воспитанников и корзина с бахилами. Sputnik побывал внутри и узнал, почему родители отказываются от детей, как им живется в чужих стенах и какое будущее их ждет.

В Доме коротают дни 70 детей, почти все — до трех лет.

Абсолютно здоровых нет, самый минимум — задержка психомоторного развития. У каждого ребенка — своя история. Одни живут тут временно, ожидая, что их заберут биологические или приемные родители; другие — с тяжелыми поражениями мозга — находятся в паллиативном отделении до исхода заболевания.

Каждый год сюда прибывает около полусотни детей. Большинство из них изымают из неблагополучных семей, предоставляя родителям полгода на исправление. «Некоторые злоупотребляют алкоголем.

Есть люди, которые не могут выполнять функции родителя по состоянию здоровья», — рассказала главный врач учреждения Светлана Малашко.

Некоторые отказываются от ребенка из-за того, что его «не примут родственники» — они возмещают расходы на содержание ребенка, но в семью взять не могут.

А один малыш жил у нас полтора года до совершеннолетия своей матери», — пояснила главврач.

Дом ребенка № 20 Москва дети-сироты от 0 до 5 лет. Нужна помощь — Часть 2

Продолжаем: Часть 1 Я волонтер со стажем.

Курирую помощь в доме ребенка 20 Москва.

Вот адрес: Главный врач: Костюшина Наталья Юрьевна, (495) 351-42-43, 351-05-04. Телефоны: Справочный телефон: 351-42-10.

Часы работы: круглосуточно. Условия приема: дети принимаются по направлению отдела опеки и попечительства Управы. 109382, г. Москва, ул. Верхние поля, д. 19, корпус 3 Справочная служба: 351-42-10 Проезд: м.

«Братиславская», далее пешком; м. «Кузьминки», тр. 74; м. «Волжская», тр.

74, авт.713. Вы можете сами отвозить помощь, без предварительного звонка. Там отлично меня знают и если вы скажете пароль от Марины Рябушкиной Вы сможете пообщаться с детками. Будут вопросы пишите в личку-звоните после 12.00 до 20.00 8 903 540-15-29 Марина это я НУЖДЫ вы можете сами отвозить в дом ребенка, созвонитесь с воспитателем Ольгой и подвозите свои нужности Конт.

тел. 8 903 2375354 Ольга группа 3 (груднички)

Выложу фотолетопись наших деток.

Куклы и одежда IRINA_PO Ямогу: Одежда и образ для фарфоровых кукол. Семенова Светлана Ямогу: Я леплю, а потом отливаю в мягком силиконе пупсов разных размеров. Туловище у них цельнолитое. Во рту — язычок, десны, по возрасту зубы.

Возможно изготовление портретных по фото.

Ангэ от Моники Левинг

«Нам пришлось сдать экзамен, пройти медицинскую комиссию. И только после всех этих процедур нас направили к инспектору, который занимался непосредственно усыновлением.

Он сказал, что в очереди мы сороковые и нужно подождать». Как проходит процедура усыновления и с какими трудностями сталкиваются приемные родители, TUT.BY рассказали Наталья и Анатолий Костюковичи.

Они взяли из детского дома двоих: девочку Сашу и мальчика Валеру.

Наталья и Анатолий Костюковичи с маленькой Сашей. Фото из домашнего архива

«В очереди вы сороковые, нужно ждать»

Наталья и Анатолий Костюковичи живут в Бресте, поженились в 2009 году. Через некоторое время после свадьбы родственники стали спрашивать: когда у вас уже дети пойдут? Увы, у пары ничего не получалось. Врачи ставили Наташе диагноз “бесплодие”.

Но Костюковичи не отчаялись. Однажды семья возвращалась после очередного визита к свекрови, и по дороге домой Анатолий завёл с Наташей разговор о малышах из детского дома. Сказал: раз не получается родить своего, давай возьмём из дома малютки.

Наталья согласилась.

Семья обратилась в отдел образования администрации Московского района Бреста — узнать, какие документы нужны, чтобы стать приемными родителями. Оказалось, что все не так просто:

— Это очень долгий процесс. Нужно кучу бумажек собрать. Сначала нас направили к одному инспектору, потом к другому. Потом к психологу, который проводил занятия, чтобы определить адекватные мы люди или нет, готовы ли принять чужого ребёнка.

По окончании курса нам даже экзамен пришлось сдать. Необходимо также было пройти медицинскую комиссию. И только после всех этих процедур нас направили к инспектору, который занимался непосредственно усыновлением.

Он сказал, что в очереди мы сороковые и нужно подождать, — рассказывает Наталья.

Ждать Костюковичи не хотели. Да и ребенка думали маленького взять, а в детских домах Брестской области в основном все старше трех лет. Решили ехать в Национальный центр усыновления в Минск.

Там паре выдали журнал с личными делами детей. В нем указаны имя ребенка, возраст и заболевания. Наталья с Анатолием решили взять девочку Александру из Витебского детского дома.

В учреждение она поступила восьмимесячной, на момент усыновления ей было 2 года.

«Рацион, как в больнице»

Забрать девочку к себе Костюковичи смогли лишь через три месяца.

— Очень долго готовили Сашины документы, — говорит Наталья. — За это время мы три раза побывали в детском доме. Витебск не близкий свет, но надо было ездить. Хотели поближе познакомиться с Сашей, узнать какая она, что любит, как ведет себя. На первую нашу встречу она пришла очень грустная. Села рядом и глубоко вздохнула, как старушка.

Однажды мы играли, и в холле на стене она увидела изображение девочки. В одной руке та держала бутылку, в другой сигареты. Рисунок был перечеркнут, мол, так делать нельзя. Саша подошла к изображению, показала на него и произнесла: «Мама». Это было единственное слово, которое мы услышали от нее за время нашего знакомства.

В два года Саша не говорила.

Когда все документы наконец были готовы, Анатолий и Наталья забрали девочку.

— Саша на все смотрела большими глазами, — говорит Анатолий. — Ей все было интересно, раньше она не видела такого количества людей. На второй день после того как мы ее забрали, поехали в магазин за продуктами.

По дороге обратно она залезла в пакет и взяла колбасу. Вцепилась в нее зубами и стала грызть прямо в упаковке. Наташа давай у нее эту колбасу забирать, говорит: «Дома отрежу кусочек», а та кричит, не отдает.

Соседи на нас тогда смотрели, как на извергов.

Наталья объясняет, что в детском доме Саша никогда не пробовала такой еды, поэтому и набросилась на колбасу.

— Когда мы забирали Сашу, мне целую лекцию провели о том, как надо её кормить, — говорит женщина. — Всё только пареное, вареное, никакой жареной пищи, сладостей и ненатуральных продуктов. В общем, рацион, как в больнице.

Саша быстро освоилась в семье Костюковичей. Наталья и Анатолий приложили к этому немало усилий: постоянно занимались с девочкой, играли, обучали.

«Обратно отдавать не собирались»

Через некоторое время после того как в семье появился приемный ребенок, Наталья узнала, что беременна.

— Я сталкивалась с ситуациями, когда женщина узнает о беременности и пара прекращает процедуру усыновления. Это неправильно и нечестно по отношению к ребенку. Он ведь уже ждет своих родителей и надеется, что они скоро его заберут.

В роддоме я встретилась с женщиной, которая ходила со своим мужем к тому же психологу, что и мы. Спрашиваю ее: «Ну что? Как у вас дела? Когда ребеночка забирать будете?» А она мне говорит: «Мы еще не определились. Если у меня родится здоровый малыш, мы откажемся».

«Как же так можно», — подумала я тогда.

— Конечно, я был рад, что Наташа беременна и у нас будет свой ребенок. Но на тот момент и Саша для нас стала родной и любимой. Обратно в детский дом отдавать ее мы не собирались, — говорит Анатолий.

Саша с братом Николаем. Фото из домашнего архива Наталья родила мальчика Николая. Саше родители объяснили: это её брат. А когда задумались о третьем ребенке, снова решились на усыновление. На этот раз никто из родственников и знакомых Костюковичей не поддержал, а главное — не понял. Есть уже и свой ребенок, и усыновленный, зачем еще кого-то брать?

Анатолий объясняет: всегда хотел большую семью, поэтому и предложил жене снова усыновить ребенка.

«Не каждая пара хочет брать детей постарше»

Опять начался долгий процесс оформления документов.

— Часто пары, столкнувшись с этой волокитой, бросают дело на полпути и отказываются от усыновления. Думаю, что все должно быть проще. Тогда и люди будут охотнее деток брать, — считает Наталья.

На этот раз выбрали мальчика Валеру из Могилевского детского дома. Мама его была ВИЧ-положительной, но у парня статус отрицательный. В его личном деле был указан диагноз ЦНС (нарушение центральной нервной системы) и атрофия глазных нервов. Однако Наталью и Анатолия это не остановило:

— Мы увидели Валеру и сразу решили его забрать. Не перебирали. Все как-то быстро получилось.

Тех, кто советовал не брать больного ребенка, Костюковичи и слушать не хотели и, по словам Натальи, правильно сделали.

— Когда мы приехали за Валеркой, он еле стоял, ножки подкашивались. Лицо было в буквальном смысле перекошено и покрыто пятнами, а под носом что-то красное, будто засохшая кровь. Мы с Толей были в ужасе. Что делали с ребенком? Сложилось впечатление, что ему что-то давали, чтобы он больше спал и меньше двигался.

В Могилевском детском доме отношение к детям паре не понравилось:

— В Витебске Сашку нам вывели, помогли ей одеться и обуться. Воспитатели радовались за девочку. В Могилев же детский дом переехал из Бобруйска, и всех детей необходимо было повторно обследовать.

Нам позвонили и сказали: «Вы же забираете Валеру, сами тогда к врачам его и сводите». Я не понимала, как с таким диагнозом, как у него, можно было отменить медосмотр. Когда мы приехали за Валерой, никто ничего не сказал, ребенка вывели и ушли.

Мы уже сами одевали и собирали парня в дорогу.

Третий ребенок Костюковичей — Валера. Фото из домашнего архива

В семье у Костюковичей Валера изменился, стал веселее и подвижнее. Начал улыбаться.

— Сейчас уже все нормально, — говорит Наталья. — Валерка подрос, лицо более-менее выровнялось. С глазками тоже всё хорошо. Я не понимаю, как малышей обследуют и почему ставят диагнозы, которые не подтверждаются.

Это отталкивает родителей. Они читают о серьезных пороках у ребенка и отказываются усыновлять. После трех лет диагноз не подтверждается, а малыш уже никому не нужен.

Не каждая пара хочет брать детей постарше, в основном всем маленькие нужны.

«Это из их прошлой жизни»

Периодически к Костюковичам приезжает инспектор, который проверяет, в каких условиях живут дети. Проблем обычно не возникает. Дети уже подросли. Саше сейчас 7 лет, Коле — 5, Валере — два с половиной. Родители уделяют им много времени и стараются воспитывать их дружными и честными.

— Особых трудностей пока нет, — говорят Наталья и Анатолий. — Мы не делим детей на своих и чужих. Относимся ко всем одинаково. Любому ребенку нужна любовь, неважно, родной он или нет. Мы стараемся ее дать.

Да, у ребят из детского дома есть свои особенности. Саша, к примеру, может сидеть-сидеть и начинает покачиваться. Если так делает ребенок не из детдома — у него проблемы с психикой, а для детей оттуда это норма, которую надо принять.

Это из их прошлой жизни, как говорят психологи.

На вопрос, стоит ли рассказывать ребенку о том, что он из детского дома, Костюковичи ответили однозначно — да.

— Доброжелатели всегда найдутся, и кто-то им обязательно скажет. Лучше это будем мы. Важно же быть с детьми честными.

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.