+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Почему нельзя писать на форуме сотрудников пфр обращение к голиковой

Пенсионный фонд России: пир во время нищеты

Почему нельзя писать на форуме сотрудников пфр обращение к голиковой

Не так давно фонд борьбы с коррупцией оппозиционера Алексея Навального поведал обществу об имуществе главы Пенсионного фонда Антона Дроздова, стоимость которого, по мнению борцов, приближается к миллиарду рублей.

Здесь и квартира площадью 335,5 кв.м.

в доме в Малом Козихинском переулке Москвы, которая оценивается в 490 млн рублей, и два машиноместа общей стоимостью 8 млн рублей, где Дроздовы, по данным ФБК, паркуют Mercedes-Benz GL и Lexus LS стоимостью 6 млн рублей каждый, здесь квартира в 87 «квадратов» в доме на Долгоруковской улице, в 2007-м переписанная на маму главы Пенсионного фонда. В этом доме, кстати, находится квартира тестя главы ПФР. И одна и другая тянет на 30 млн. руб.

А еще есть дом в 617 кв. м. и примерной стоимостью 400 млн. руб., с участком в 33 сотки, в элитном дачном поселке Николино на Рублевском шоссе Московской области, которые супруга главы ПФР Ольга Дроздова подарила уже своей матери.

В общем, поглядев на эти заманчивые цифры, мы и сами задались вопросом – а откуда все это у Антона Дроздова, всю жизнь проработавшего на госслужбе, чей доход за год, сегодня, составляет порядка 4 млн.

руб? Как при этом можно заиметь столько дорогой движимости и недвижимости, если на свою зарплату Дроздов даже детей не смог бы отучить в элитных школах? А на сына и дочку в год глава ПФР, тем не менее, тратил по 2,5 млн. руб.

Да и сейчас, когда дочь подросла и уехала учиться за границу, это обходится семьей примерно в 1,5 млн. руб. в год без проживания и прочих расходов.

Да и вообще, заочно задавая главе ПФР каверзные вопросы, очень хочется знать, на чем жиждется блеск и красота Пенсионного фонда России, при том, что пенсии по-прежнему крошечны, накопительная их часть в очередной раз заморожена, долгов на ПФР, как на бродячей собаке блох, а пенсионный возраст повысили даже на фоне огромного негативного общественного резонанса?

И при этом чиновники ПФР не только не пытаются на фоне всеобщей нищеты как-то уйти в тень со своими богатством – напротив, словно выставляют его напоказ и руками, и ногами стоят на его защите.

Про региональные дворцы ПФР разве что анекдоты не ходят, даже президент Путин как-то сказал в эфире – «Конечно, согласен, они слишком размахнулись со своими апартаментами…», поддержав идею их распродажи.

Тем более, экономисты подсчитали, что только продажа одного здания ПФР, например, в Оренбурге позволила бы целый год платить местным пенсионерам на тысячу рублей больше.

А стоимость всех офисов ПФР эксперты оценили в миллиард долларов,

Так что вы думаете, ответили в ПФР? Такой вариант даже не обсуждается – отрезали в Пенсионном фонде. И это при том, что и помимо дворцов затраты на содержание разросшейся пенсионной структуры неимоверно велики – к пример, в 2017-м бюджет потратил на их содержание 120 млн. руб.

То есть, один сотрудник ПФР обходится налогоплательщикам в 76 500 рублей в месяц. При этом средняя пенсия в стране равна 14 137 рублям.

А чиновники Пенсионного фонда знай себе – продолжают барскую жизнь. Тот же фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального выявил, что ПФР тратит миллионы рублей на аренду автомобилей.

При этом даже резонанс по поводу повышения пенсионного возраста им не помеха. Не прошло и десяти дней после внесения законопроекта в Госдуму и заявления главы ПФР Дроздова о том, что только повышение возраста позволит увеличить пенсии, Пенсионный фонд заключил контракт на аренду авто для нужд организации на сумму 100 млн. руб. Катайтесь на здоровье, господа чиновники!

К тому же даже в этом контракте юристы ФБК обнаружили признаки картельного сговора при проведении семи последних тендеров ПФР – ибо, участвуют в них подозрительно одни и те же компании, а цена в ходе торгов снижалась не более, чем на 1%.

Да что там, некоторые победители конкурсов вызывают только недоумение. Например, ООО «Транспортные решения», заключивший в итоге контракт с ПФР на 350 млн. руб, согласно налоговой отчетности, имеет всего одного сотрудника.

Бизнес-класс на пенсионных мощах

Управленческий персонал ПФР может заставить завидовать себе даже некоторых бизнесменов. Почему? А вот например потому, что за 2017 год руководители ПФР заработали 506 млн руб. И не надо голову ломать, что покупать и кому продавать.

Средний доход работников управленческого аппарата составил 227 тыс. руб. Это в 2.5 раза больше, чем средняя зарплата в богатой Москве и в 6.5 раз больше, чем в среднем по России. И это, как мы помним, при 13,7 тыс. руб. средней пенсии.

Но есть особо «отличившиеся».

Николай Козлов – зампредседателя Пенсионного фонда РФ заработал в том году больше 9 млн. руб, супруга – почти 16,6 млн.

Павел Хрипунов, начальник Департамента управления инфраструктурой автоматизированной информационной системы ПФР заработал за тот год без малого 19 млн. руб.

А Михаил Бородин, замначальника Департамента капитального строительства и имущественных отношений ПФР помимо всего прочего владеет лодочкой площадью в 52 кв.м. (размер небольшой «двушки». Цена плавучего средства превышает 10 млн. руб. А официальный, задекларированный доход Бородина за 2017 год – чуть больше миллиона рублей. Откуда «дровишки» не совсем порнятно.

Тот же самый знак вопроса и по доходам Ильи Елисеева, начальника Административно-хозяйственного департамента Пенсионного фонда РФ. За 2017-й он заработал чуть больше 2,5 млн. руб. – а его автопарк создает впечатление, что владеет им олигарх.

«Инфинити» QX56 (средняя цена 2,8 миллиона рублей), мотоцикл Хонда GL 1800 (средняя стоимость на рынке – 1,6 миллиона) и гидроцикл Sea-Doo (в зависимости от модели – от 1,5 до 2,5 миллионов). И еще «Мерседес» С-200 (средняя стоимость – 2,8 миллиона), записанный на жену. Вот теперь представьте: вы – Илья Елисеев, ваш доход за 2017 год – 2 603 226 рублей.

Что нужно придумать, чтобы приобрести весь этот замечательный автопарк общей стоимостью примерно 9 миллионов?

Не отстают и начальники региональных пенсионных фондов России, совокупные доходы которых составили в 2016 году 246,5 млн рублей.

Это не такая большая сумма в сравнении с, например, доходами шефов следственных комитетов РФ, которые с супругами заработали в прошлом году миллиард рублей.

Но на фоне нищенских пенсий впечатляет заработок, например, главы отдела ПФР по Курганской области Александра Сапожникова, задекларировавшего 4,1 млн. и замеченного в ряде скандалов.

Главы отделения ПФР по Свердловской области Татьяны Опалевой, заработавшей в 2016 году почти 4 млн рублей. Главы отделения ПФР по Приморскому краю Александра Масловеца, задекларировавший вместе с супругой 8,2 млн рублей.

Руководителя тамбовского отделения ПФР Николая Горденкова – вместе с супругой он задекларировал 8,2 млн руб.. Главы бурятского отделения ПФР Евгения Ханхалаева, с супругой, заработавшего в 2016 году почти 9 млн рублей.

И везде квартиры, дома, участки, дорогие иномарки и прочие атрибуты сильных мира сего. И все бы ничего, если бы речь не шла о самых обычных госчиновниках, работающих в структуре, которая по факту близка к банкротству.

Но Дроздов и компания, видимо, считают себя успешными бизнесменами, потому как выписывают журналы Forbes, Esquire и «RWAY. Бюллетень о недвижимости». На их годовую подписку и нескольких десятков других изданий, потрачено 4.3 млн руб. Это примерно 300 средних пенсий. Зато руководители ПФР всегда в курсе, как живут богатые люди в России и, где продается дорогая недвижимость.

Откуда эти миллионы в карманах госслужащих, коими являются чиновники из ПФР? Давайте порассуждаем. Вот, к примеру, основным поставщиком государственного ПФР является производитель компьютеров ООО «Редсис», учредитель которого – кипрская компания «Ралиева менеджмент ЛТД». А сумма контрактов с ООО уже перевалила за 5 млрд. руб., часть из которых вполне могла раствориться в кипрских оффшорах.

На 5 млрд. руб. были заключены контракты и с фирмой «Техносервъ а/с», которая по цепочке юрлиц принадлежит «Корпорации «Метромедия интернэшнл телекоммюникейшнз, инккорпрейтед» (США).

С компанией АО «Эр-Стайл» у ПФР контракты на сумм 3 млрд руб., а вот сама компания почему-то на этом ничего не зарабатывает, ее прибыль находится в минусе. Чем не фирма-«прокладка»?

А если копнуть чуть глубже, можно найти сведения об «Эр-Стайл» – только ООО, которое заключив с ПФР контрактов на 2 млрд. руб, быстренько ликвидировалось, уступив место АО с тем же названием. Видимо коррупционеры настолько обнаглели, что даже с названиями «прокладок» особо не заморачиваются.

И вот все это осознавая, задаешься вопросом.

Почему к Антону Дроздову до сих пор не пришли силовики и не спросили за его странные контракты с неприбыльными фирмами и кипрской компанией? Да потому что Дроздов, по слухам, давний друг и соратник Татьяны Голиковой, которая до недавнего времени возглавляла Счетную палату, а с мая этого года – вице-премьер по вопросам социальной политики. Тем более, она Дроздова в свое время на место главы ПФР и рекомендовала. Вы понимаете на каком уровне коррупция?

Доходное «гнездо» Антона Дроздова

Проблема дефицита Пенсионного фонда, измеряющегося сотнями миллиардов рублей – одна из важнейших проблем бюджета нашей страны. И именно этот дефицит стал причиной того, что уже дважды произошло так называемое «пенсионное ограбление» – изъятие пенсионных накоплений из негосударственных пенсионных фондов, затронувшее миллионы трудоспособных граждан.

Любая рыба, как известно, гниет с головы. «Голова» ПФР – Антон Дроздов. Типичный чиновник, которому удобно и сытно на госслужбе, на которой он трудится с 1986 года.

 Минфин, Казначейство и почти 10 лет в Аппарате Правительства. С 2008 года Дроздов занимает должность Председателя правления Пенсионного Фонда РФ. На фоне скандалов в верхушке фонда, его приход связывали с какими-то надеждами – но…

Год из года, отчитываясь перед правительством, ПФР объявляет, что ему не хватает денежек для выплат пенсий, и просит федеральный бюджет помочь. Бюджет помогает, опустошая свои закрома. А потом государство вынуждено какой уж год подряд замораживать накопительную часть пенсии, сэкономив на этом, по подсчетам специалистов около триллиона рублей.

Может, Пенсионному фонду просто не везет на руководителей? Дорываются ребята до кормушки – вот и не выдерживают ручонки, давай хапать под себя.

В конце 2008 года было возбуждено уголовное дело против экс-главы ПФР Геннадия Батанова по статье о превышении должностных полномочий. Не избежали обвинений и его ближайшие помощники – исполнительный директор ПФР Николай Крец и начальник правового департамента фонда Зоя Селиванова.

В 2009 год ознаменовался чередой громких арестов в региональных отделениях Пенсионного фонда. Например, руководители отделений по Москве и МО супруги Александр и Татьяна Моисеенко были задержаны с поличным при получении взятки в 3,5 млн. руб.

Растраты и нецелевое использование средств – это вообще «конек» сотрудников ПФР. Не забывают они и про подлоги и фальсификацию документов, контракты без конкурсов, завышение доходов и даже выплату зарплаты «мертвым душам».

А чего стоит один  внешний вид ПФР. Депутат Госдумы Алексей Корниенко рассказывает: «В поездках по регионам меня всегда поражают здания отделений Пенсионного фонда. Зачастую они превосходят по роскоши здания местных администраций и конкурируют с офисами «Роснефти» и «Газпрома». На фоне низкой зарплаты рядовых сотрудников ПФР и нищенских пенсий всё это выглядит вызывающе».

Учреждение призванное управлять пенсионными накоплениями граждан, и раньше редко стесняло себя в плане расходов – а уж при господине Дроздове и вовсе расправило крылья.

Не успел он встать у руля ПФР, как с его подачи в ПФР начали создавать некую мобильную клиентскую службу, в задачи которой должны были входить поездки по отдаленным городам и поселкам с целью информировать местное население о тонкостях пенсионной реформы.

На презентацию службы даже пригласили тогдашнего министра здравоохранения и соцразвития Голикову, которой продемонстрировали «передвижные пункты».

Идея, может, и неплоха. Другой вопрос – как она была реализована. В то время микроавтобусы модели «Газель», которые и должны были составить «летучие отряды» ПФР, спокойно продавались по 300-350 тысяч за единицу. Где менеджеры Пенсионного фонда взяли цену в 1,3 млн. руб, по которой в итоге ПФР приобретал «Газели», большой вопрос.

Только на первую партию автомобилей было потрачено 41,6 млн. рублей. При этом, даже эти «золотые» «Газели» не понятно где ездили – жители подавляющего числа отдаленных населенных пунктов рады любому гостю не меньше «автолавки». Но про микроавтобусы от Пенсионного фонда едва ли кто вспомнит. Но лиха беда начало, как говорится …

Курс на вымирание

Итог десятилетних усердий Антона Дроздова таковы, что правительство в очередной раз вынуждено искать деньги, чтобы латать дыры ПФР – и самый простой способ, конечно, сэкономить на простых людях, на народе. Так может, вместо этого стоит для начала поменять руководителя Пенсионного фонда на человека, который сможет управлять не эффектно, а эффективно?

Уж слишком кучеряво живут топ-менеджеры ПФР на фоне всеобщего обнищания – особенно пенсионеров. А откуда эта «кучерявость»? Да от нас с вами!

Бюджет Пенсионного фонда формируется из взносов, которые делают работодатели от лица работников. То есть, все эти яхты, лимузины, гидроциклы и роскошные квартиры Дроздову и К фактически оплачиваем мы своими взносами с заработной платы.

В рейтинге продолжительности жизни Россия с величиной 70,5 лет – на 110 месте, имея таких соседей по таблице, как Боливия, Северная Корея, Казахстан и Белиз.

Насчет пенсионного обеспечения Россия вообще в ауте. В прошлом году наша страна вошла в пятерку худших в мире стран для жизни людей пенсионного возраста. В Глобальном пенсионном индексе инвесткомпании Natixis Global Asset Management страна заняла 40-е место из 43 возможных.

Вот реальный итог работы Пенсионного фонда и его руководителя – Антона Дроздова. Сейчас много говорят о пенсионной реформе – о том, как все это сложно и дорого. Но ведь если начать реформу с череды уголовных дел в отношении чиновников, превративших Пенсионный фонд в свой личный кошелёк, уверен – дальше пойдет легче и выйдет дешевле.

Как то, в лихие девяностые один политик ляпнул такую фразу: «Ничего страшного нет в том, что часть пенсионеров вымрет, зато общество станет мобильнее». Порой кажется, что эта фраза – нынешний девиз Пенсионного фонда России.

Лед тронулся! Минтруд подготовил проект объединения внебюджетных фондов по распоряжению Голиковой — Регионы России

Почему нельзя писать на форуме сотрудников пфр обращение к голиковой

Минтруд направил в правительство предложение об изменении организационно-правовой формы трех государственных внебюджетных фондов ПФР, ФОМС и ФСС.

ТАСС

Три источника передали эту информацию журналистам. В четверг же появился официального представителя Кремля Дмитрия Пескова, который назвал смену юридического статуса контролирующих всю социальную сферу фондов “идеологически новой историй”. Он же послал журналистов за дальнейшими разъяснениями в российское правительство.

Важно понимать, что наделение статусом публично-правовой компании внебюджетных российских фондов подается в информационном пространстве как единственная альтернатива существующему положению. Вскользь упомянуто, что Минтруд предлагает еще преобразовать фонды в некоммерческие организации или казенные учреждения.

Однако именно публично-правовая форма вышла на первый план.

Почему? Потому что еще до назначения на должность социального вице-премьера Татьяна Голикова говорила с января 2018 года и говорит до сих пор об объединении ПФР, ФОМС и ФСС в единый государственный социальный фонд, который “должен представлять  уникальную управленческую структуру, находящуюся не в государственной, а в публичной собственности”.

Получив статус вице-премьера, женщина-политик продолжила продвигать эту идею и в публичном поле. А в конце года как куратор всей социальной политики правительства внесла предложение об изменении организационной правовой формы государственных внебюджетных фондов, поручив Минтруду подготовить соответствующие рекомендации до 1 апреля 2019 года.

В один мешок 

На IX Гайдаровском форуме Татьяна Голикова, которая тогда продолжала еще возглавлять Счетную палату, сделала предложение об объединении ПФР, ФОМС и ФСС главным заявлением своего доклада.

Татьяна Голикова Российская Газета

По ее мнению, образовавшийся в результате этого сращивания социальный мегарегулятор должен обладать уникальной управленческой структурой, став публичной собственностью: “Это позволит построить управление принципиально новым социально-страховым фондом по принципу социального партнерства, повысит прозрачность его деятельности и обеспечит высокий уровень доверия со стороны населения”. В качестве веского аргумента Голикова назвала цифру, которая уходит на оплату труда всех сотрудников внебюджетных фондов — более 160 тысяч человек обходятся бюджету в 143,8 млрд рублей. Создание единой информационной системы позволило бы сократить эти расходы на персонал.

С другой стороны, статус публично-правовой компании обязал бы публиковать отчетность о деятельности, выполнении стратегии, использования резервов и всех остальных финансов. Де-юре расходование средств на социальное, медицинское и пенсионное страхование граждан стало бы прозрачнее.

Но де-факто ситуация может оказаться обратной, потому что юридические механизмы деятельности публично-правовых компаний в России по-прежнему не разработаны полностью. Закон об этом типе организаций был принят в 2016 году, после чего предполагалось, что все российские госкорпорации перейдут на эту правовую форму.

Однако ни одна из корпораций по этому пути не последовала. На данный момент зарегистрировано только две публично-правовые компании — “Фонд защиты прав граждан — участников долевого строительства” и “Российский экологический оператор”.

И то первый, вероятно, в дальнейшем прекратит свою работу из-за запрета застройщикам привлекать деньги дольщиков и изменений правил игры на рынке долевого строительства.      

Дело не только в отсутствии точного понимания того, как это будет работать на практике. Публично-правовая форма позволяет формально некоммерческой организации заниматься инвестированием на принципах возвратности, прибыльности и ликвидности.

Такая компания может приобретать активы, открывать банковские счета, создавать дочерние коммерческие и некоммерческие организации. Если сказать проще, то с переходом на такую правовую форму из объединенных ПФР, ФОМС и ФСС может получится нечто подобное нынешнему Центробанку, но с меньшими оборотами.

Здесь – внимание – возникает вопрос: кто возглавит этот социальный мегарегулятор, который вберет в себя три основных государственных фонда страхования россиян?

Согласно принятому федеральному бюджету, планируемые на 2019 год совместные доходы ПФР, ФОМС и ФСС составят 12,3 трлн рублей. На минуточку заметим, что эта сумма сопоставима с доходной частью федерального бюджета в 2018 году — 16,5 трлн рублей.

При объединении крупнейших государственных фондов страхования и наделением их непонятного правового статуса, эти миллиарды денег могут так и не дойти до конечного адресата – простого россиянина, по крайней мере, в предполагаемом положенном объеме…

Компромисс 

Складывается ощущение, что объединение ПФР, ФОМС и ФСС социальный вице-премьер Татьяна Голикова затевает под себя, чтобы в дальнейшем сесть на этот огромный мешок из денег налогоплательщиков, предполагаемых к нашему всеобщему страхованию жизни и здоровья. Кому, как не ей — куратору нацпроектов “Демография” и “Здоровье” — взять на себя руководство того самого социального мегарегулятора, создание которого Голикова пророчит в течение всего последнего года.

Да и сама по себе главная женщина российского правительства не из тех, кто отказывается от своих планов. Это стало понятно по реформе повышения пенсионного возраста, которую госпожа Голикова провела сразу же, как только заняла должность профильного вице-премьера.

Её же считают автором скандального закона о монетизации льгот, с чего начиналось ее движение по ниве социальной политики в 2004 году.

Похоже, по какой-то удивительной причине все непопулярное и отвергаемое общественностью, за что бы эта женщина не бралась, по итогу принимается и становится составляющей российской действительности.

Если мыслить как государственник, то объединение ПФР, ФОМС и ФСС — это тот вариант сокращения затрат на сотрудников, который одобряет правительственный куратор «социалки». Еще на этапе обсуждения повышения пенсионного возраста у общественности возникало недовольство по поводу чрезмерно разросшейся структуры ПФР.

Бизнес-омбудсмен Борис Титов вовсе предложил ликвидировать эту “лишнюю” организацию, которая только “тянет” деньги из бюджета, а сама якобы отстала от современных технологий.

Функции ПФР он предложил в июле 2018 года передать Федеральному казначейству, которое, по его мнению, является достаточно продвинутой организацией, пережившей “IT-революцию”. Общественность встретила эту идею с энтузиазмом, потому что народу куда понятнее логика разрушать, чтобы построить, чем — исправить, дабы не сломать.

Однако реакция власти на это предложение не поднялась выше уровня замглавы комитета Госдумы по бюджетам и налогам Ирины Гусевой, которая призвала не принимать эмоциональных решений.    

От ликвидации ПФР решили перейти к постепенной оптимизации, которая уже началась в регионах. Идет укрупнение, в рамках которого малые отделения ПФР объединяют в межрайонные, что сопровождается кадровым сокращением.

Этот процесс продолжится в 2019 году.

Однако аналогичное укрупнение продолжается и среди негосударственных пенсионных фондов (НПФ), что может говорить об объективном процессе, вызванным отсутствием притока в систему новых средств из-за продолжающейся заморозки накоплений.

Фото на превью: РБК

Откровения инспектора Пенсионного фонда: Пенсионный фонд – вовсе не госслужба

Почему нельзя писать на форуме сотрудников пфр обращение к голиковой

Меня зовут Светлана, я живу и работаю в Санкт-Петербурге. У меня две основные занятости: дома я заботливая жена и мама дочки, на работе – главный специалист-эксперт Управления Пенсионного фонда РФ.

После окончания университета, как и многие выпускники, задумалась о практическом применении высшего образования. Нужна была работа. Пенсионный фонд находился в пешей доступности от моего дома. По высланному резюме пригласили на собеседование. Тогда мне было 23 года.

Сейчас мне 30. За эти годы из неопытной молодой выпускницы я превратилась в профессионала своего дела. Хочу поделиться своим опытом работы с другими.

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.