+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Спецшколы в ссср для трудных подростков

Содержание

Спецшколы в ссср для трудных подростков

Спецшколы в ссср для трудных подростков

Спецшколы в ссср для трудных подростков

Подростковая пора наступает, когда ребенок переступает границу десяти-одиннадцати лет, и продолжается до 15-16 лет.

Ребенок в этом периоде начинает воспринимать мир как взрослый, моделировать поведение старших, самостоятельно делать выводы. У ребенка появляется личное мнение, он ищет свое место в обществе.

Усиливается интерес и ко внутреннему миру. Подросток умеет сам ставить цели и достигать их.

Кроме психологических изменений, в указанный период времени происходят физиологические изменения: ребенок быстро растет, появляются вторичные половые признаки, меняется гормональный фон и так далее.

Проблемы возникают у подростков по различным причинам.

Потом ситуация изменилась.

— Был такой чокнутый Тимур Чечин, мы заезжали вместе. Он грамотно подлизался к ним, поэтому они закрывали глаза на его издевательства над младшими.

« Старшики» все знали и сами нередко занимались издевательствами. Но потом мы с Мишей Прохоровым, моим подельником в буквальном смысле, стали смотрящими.
В любом коллективе должны быть старшие, помимо воспитателей — они будут как бы внутри, а не над коллективом.

Когда мы только приехали, тогдашние смотрящие пытались построить в школе тюремные порядки, чтобы были блатные, порядочные, мужики, козлы.
Уже четко были гашеные/не гашеные. Новеньких, приезжих, там чуть ли не в жопу ***. Они пытались выстроить эту систему два года, но мы дали отпор.


В прямом смысле, одному старшему *** разбили, всех скрутили, расправа была.

Обыски в школе проводились всегда.

Внимание

И порядки там соответствующие.В принципе, спецшкола, хоть и не является учреждением, относящимся к тюремной системе, по фату, таковым, безусловно, является. Уже там дети получают базовые зарешеточные знания: собирается там и общак, есть свои авторитеты и «обиженные».

Когда в таком нежном возрасте что-то закладывается в голову, то это уж на всю жизнь. Если с «понятиями» в спецшколах все нормально, то вот с охраной таких заведений — все очень плохо.

Работают педагогами почти одни женщины, да и не расстраиваются они особо побегам — все равно средств на всех детей не хватает. Озабоченность большим количеством малолетних преступников, гуляющих на свободе, вылилось у власти не так давно в идею увеличить количество спецшкол. Конечно с одной стороны это правильно.

Важно

То есть, по сути, интернат. Туда попадают подростки 11-14 лет, совершившие преступные деяния.До 14 лет в России дети не подлежат уголовному преследованию, хотя законодатели уже много лет лелеют мысль этот возраст снизить, что, в принципе, логично. Преступность молодеет. Сейчас уже встречаются и десятилетние убийцы, и двенадцатилетние сексуальные маньяки.

Спецшкол на всех малолетних преступников катастрофически не хватает. Хотя бывает и так, что спецшкола заполнена на половину своего лимита: уж очень много побегов. Сделать «рывок» оттуда ведь не сложно.

Перед рассмотрением дела в суде несовершеннолетнему проводят медицинский осмотр и направляют к психиатру. Если родители не соглашаются на данные меры, все процедуры проводятся по решению суда.

Центры временного содержания

До заседания суда ребенка могут направить на срок до 30 суток в центр временного содержания.
Это происходит в случаях:

  • когда должна быть обеспечена защита жизни или здоровья подростка;
  • нужно предупредить повторное общественно опасное деяние;
  • если ребенку негде жить;
  • нарушитель уклоняется от явки в суд или не проходит медицинское освидетельствование.

Интернаты в Санкт-Петербурге и Москве

Наиболее известное учреждение-интернат для трудных подростков (Спб) – школа №1 закрытого типа. Заведение ведет свою историю еще с 1965 года. Находится оно на улице Аккуратова в доме под номером 11.

У них не дают образования, помещения тесные. Человек оттуда рассказывал мне, что там ад, и ему просто повезло, что вышел по УДО.

Отзывов на спецшколу в сети публикуется мало, большинство — хвалебные. Но несколько комментариев резко контрастируют с общим фоном.

Пользователь «тимур чечин», 6 июня 2016 года написал (орфография и пунктуация сохранены): «Когда то я учился в этой школе.с 2008 по 09 год… Эта дырявая школа портит детям психологию и юность».

Под другой старой статьей о «Шансе» аноним высказался в 2015-м: «Сколько недоговорок… Лучше бы про внутреннюю иерархию рассказали… Вы там были? Курорт там у тех — у кого кулаки больше, для не расположенных к насилию и рукоприкладству индивидов там ад».

По словам Лябина, раньше школа не походила на детскую колонию. В год на одного воспитанника уходило 600 тысяч рублей — об этом Лябин много раз слышал от сотрудников школы.

Родители могут в выходные посещать ребёнка, и при хорошем поведении, воспитанника могут отпускать домой на праздники или в выходные дни.

Для оформления ребёнка в интернат, без лишения родительских прав, следует обратиться в местные органы опеки и попечительства (ООП) с письменным заявлением. Между ООП и родителями заключается своеобразный договор, касающийся посещений ребёнка, сроков его пребывания, и оговариваются иные условия.

Этот договор необходимо соблюдать, чтобы иметь возможность забрать своего ребёнка, без лишней бумажной волокиты.

Несмотря на то что муниципальных школ-интернатов для трудных подростков в Москве с проживанием практически нет, за то есть масса частных реабилитационных центров. В них предлагается лечение от наркомании, алкоголизма, занятия с психологом и мотивирование ребёнка на нормальную жизнь.

Выход за территорию — только с разрешения администрации.

— Первую половину дня ребята учатся , — рассказывает Рашит Аднагулов. — После обеда — работа в мастерских. Кроме того, есть занятия вязанием и шитьем.

Понятно, что далеко не всем воспитанникам это нравится. Многие, например, поначалу категорически отказываются учиться вязать. Но в конце концов спицами работают все — точно так же, как занимаются математикой или географией.

Несмотря на специфику «контингента» и жесткий кадровый отбор, дефицита учителей здесь нет: зарплата, с учетом еще и сельской надбавки, процентов на 70 выше, чем в обычной школе.

— Мы внимательно проверяем послужной список учителей-кандидатов, их семейное положение и назначаем трехмесячный испытательный срок, — подчеркивает директор. — Если находят общий язык с детьми, берем.

В результате дети регулярно совершают побеги из такой враждебной среды. Преподаватели, теряя терпение, прибегают к рукоприкладству и насилию — об этом много раз мне лично рассказывали воспитанники спецшкол, в которых я работал, но это происходит по всей стране.

Когда совладать со сложными подростками совсем не получается, сотрудники школы прибегают к психиатрии: колют детям препараты, когда на самом деле в них необходимости нет. В школах, конечно, есть свои психологи. Часто это хорошие профессионалы и очаровательные люди с самыми добрыми намерениями. Но вы же понимаете, что один-два-три человека не могут изменить систему.

По моим личным наблюдениям и наблюдениям моих коллег, более реальные цифры — 70–80 процентов. А после детских колоний шансов на ресоциализацию — давайте смотреть правде в глаза — нет.

То есть спецшкола — это отправная точка, из которой подросток попадает в детскую колонию, а затем в колонию общего режима, если не строгого.

Рубашный больше 20 лет проработал психологом в учреждениях ФСИН. Он убежден, что своей главной функции — адаптации и ресоциализации — они не выполняют.

— Самое главное отличие спецшкол закрытого типа от колоний для несовершеннолетних в том, что они принадлежат не ФСИН, а Министерству образования.

Если по его итогам выявлено отставание в развитии, юноше или девушке могут преподавать даже программу начальных классов.

В основе поведения трудных подростков – нарушения психологического развития, так что учащиеся из интерната для трудных детей постоянно общаются с психологом. Такие беседы проходят индивидуальным образом. По итогам специалист старается найти основу — причину такого поведения воспитанника.

В интернате для трудных подростков все дети постоянно находятся под контролем преподавателя, а в субботу и воскресенье они имеют право отправиться к родителям, хотя некоторые остаются и на выходные.

Закрытые и открытые школы-интернаты

Названные заведения бывают открытого и закрытого типа.

Первые из них похожи на кадетские корпуса или суворовские училища.

Однако даже после столь жесткого отбора каждый десятый потом уходит. Слишком трудно. А вообще, у нас уникальные кадры, есть педагоги, которые трудятся по двадцать — тридцать лет.

Основная часть «контингента» — дети из неблагополучных и, как правило, из неполных семей.

Большинство мальчишек раньше не ели досыта, никогда не спали на чистых постелях. Практически все подростки запущены — не только в педагогическом, но и в социальном, психологическом, медицинском плане. Зато с кучей вредных привычек, самая безобидная из которых — курение. Так что для многих юных правонарушителей путевка в спецшколу, как это ни парадоксально, — подарок судьбы.

— Когда мне было 11 лет, человек, с которым я жил, умер.

Сейчас Николаю Лябину 22. Он выпускник 2011 года. О том, что сделал и как попал в спецшколу «Шанс», он рассказывает без подробностей.

— У меня есть родители, но они со мной не справлялись. Пока шло следствие, я грабил магазины, вскрывал палатки, прогуливал школу…

На суде полиция пугала детской колонией, но родители Лябина узнали о существовании «Шанса» и написали ходатайство о переводе. Суд согласился.

Раньше школа располагалась в Бутово и была рассчитана на 60 человек — 20 девушек и 40 молодых людей. Лябин приехал туда в 2008 году. В 2012 году школа полностью сменила руководство и переехала в небольшой особняк в Канатчиковском проезде. Лябин говорит, что школа задумывалась как аналог спецшкол в Германии, но после смены руководства все стало хуже:

— Сейчас это полное дерьмо.

Учеников возили в туры, на конференции, мастер-классы, приглашали лекторов:

— Нас воспринимали как элиту, все думали, что у нас обучают детей с Рублевки. Воспитанники не хотели уходить оттуда: учителя заменяли нам родителей.

В самой школе были компьютерный клуб, парикмахерская, в поварской нас учили готовить. Шестиразовое питание. Столярная мастерская, резьба по дереву, по металлу. Форма у нас была сшита на заказ, из Италии. Одевались так, что дети, которые приезжали из неблагополучных семей, боялись лишний раз надеть форменную рубашку…

Несмотря на щедрое финансирование, в школе была дедовщина. Над младшими издевались «старшики» — ученики, назначенные улаживать конфликты между ребятами. Администрация была в курсе, но воспитанники боялись официально сообщить о проблемах, чтобы не получить еще большие.

То же касается спортивных интернатов.

А самая серьезная проблема интернатов, о которой написано много художественных и не очень произведений – это отношения между воспитанниками. Один и тот же круг общения, да еще в период взросления и формирования социальных ролей в коллективах нередко приводит к тяжелым конфликтам. Детская жестокость, к сожалению, — актуальная проблема даже для элитных спецшкол.

Есть ли плюсы у школы-интерната?

Многое зависит от педагогического коллектива школы-интерната. Профессиональный и человечный, любящий детей персонал – от директора школы до уборщицы – может многое.

В статье «Учителем быть страшно», опубликованной в «РГ» за 26 октября с.г., поднята острая проблема — как противостоять хулиганам в школе. Одно из предлагаемых решений — спецшколы. В одной из них — Серафимовской специальной образовательной школе закрытого типа для подростков в Башкирии — побывал корреспондент «РГ».

Сюда направляют со всей республики ребят от 11 до 18 лет, которые преступили закон.

Сроки наказания — от года до трех. Уже прошли реабилитацию более 8 тысяч юных правонарушителей.

Истории у всех разные. Объединяет же, как правило, одно: это «недолюбленные» дети. У них или нет родителей, или родители есть, но их все равно что нет.

Артему Широкову из Уфы — 11 лет. В спецшколе всего месяц. В течение первых двух недель плакал не переставая. Сейчас повеселел, начал заниматься спортом. А теперь осваивает и совсем непривычное занятие — швейное дело.

Для трудных подростков и детей мира: необычные школы Сахалина

Обращаю внимание на зарешеченное окно проходной. Директор Елена Ялина мягко улыбается и объясняет: «Единственная наша решетка. Это чтобы мальчики мячом стекло не разбивали. Столько раз уже попадали». Домик проходной «посажен» прямо напротив старенького поля и ворот, выглядывающих из-за деревянного ограждения.

Раньше здесь была спецшкола для трудновоспитуемых детей, до этого — интернат для умственно отсталых, а теперь вот учат подростков с девиантным (общественно опасным) поведением со всего Сахалина.

Трудные подростки

Из-за недостатка родительского тепла и внимания дети все больше начинают чувствовать отчуждённость, которая впоследствии приводит к проблемам психологического характера. Негативный эмоциональный окрас подростка обретает все более широкий спектр.

Желание уйти в себя и забыться нередко порождает пристрастие к вредным привычкам. Согласно последним статистическим данным, именно среди таких подростков высокий процент наркоманов, алкоголиков, токсикоманов. И, к сожалению, этот процент не становится меньше.

Не стоит воспринимать спецшколу как тюрьму, полностью ограждающую человека от общества. Ее основной целью является оказание психологической помощи, и, как следствие, социальная адаптация.

Специалисты таких школ подходят к вопросу перевоспитания со всей серьезностью и ответственностью.

Здесь не работают случайные люди.

Это профессионалы, знающие, как работать с трудными подростками. Интернат для трудных детей действительно является решением проблемы, с которой не нужно затягивать.

В классе только хулиганы

За плечами у этого с виду милого и очень ранимого ребенка — кражи и угрозы убийством. Первый раз поймали на воровстве металла.

Однако в возбуждении уголовного дела отказали и тогда, и позже.

— Однако бывало, направляли и более серьезных преступников.

Так или иначе, все эти ребята переступили грань дозволенного. Поэтому наша главная задача — помочь им осознать содеянное и оказать комплексную помощь, чтобы предупредить подобное. Жизнь за закрытыми дверями не сахар: дисциплина, трудотерапия, самообслуживание.

Выход за территорию — только с разрешения администрации. — Первую половину дня ребята учатся , — рассказывает Рашит Аднагулов.

Школы для трудных подростков: особенности воспитания детей с девиантным поведением

Здесь за детьми следят не только во время уроков, но и в процессе повседневного отдыха.

Задача преподавателей — постараться исправить поведение подростка, вернув его к нормальной жизни в обществе.

Попадают в такую специализированную школу, в основном по решению суда из-за серьезных проступков школьника.

Первое, что делают педагоги, когда к ним поступает новый ученик — это проверяют уровень его знаний и интеллектуальных способностей.

Для этого ребенку дают выполнить серию тестов, которые наглядно демонстрируют его ученические навыки. Иногда бывает так, что дети, которым по жизни пришлось несладко, просто не могли уделять достаточного внимания обучению.

Специальные школы-интернаты для трудных подростков: особенности, программа, отзывы

Если же в подростковом периоде на него, помимо трудностей с изменением организма, наваливаются и другие, например, низкая культура родителей, алкоголизм в семье, занятость родителей своими делами или работой, то такая личность может попасть в категорию «трудных».

Для таких есть школы-интернаты для трудных подростков.Обычно в специальных школах-интернатах для трудных подростков оказываются дети с большими проблемами в обучении или те, кто не в первый раз нарушил закон.

Справиться с особыми следовательно, в этих учебных учреждениях осуществляют свою деятельность педагоги с большим опытом, дефектологи и психологи.

Часто в штате педагогических работников есть и люди с медицинским образованием.

Железная дисциплина – основа воспитания в интернате для трудных подростков.

Основная цель – вернуть ребенка к нормальным мировосприятию и жизни.Сначала у воспитанников проверяют уровень знаний и интеллектуальные способности.

Отзывы о «Специальная школа для детей и подростков с девиантным поведением (закрытого типа)»

Законно ли это или обычный произвол? Как быть?2011-11-02Я, бывший ученик этой школы и хочу выразить благодарность всему ее пед.

коллективу, она изменила мою жизнь в лучшую сторону.

Сейчас я учусь на 2 курсе колледжа, я староста, активист, хорошист и спасибо за это четвертой школе.2017-12-17Если у Вас возникли проблемы с ребенком: не ходит в школу, не слушается, выпивает и т. д.

заходите на сайты sh.4edusite.ru и shhool4uvao.ru там все подробно расписано, если возникнут вопросы звоните по телефонам данным на сайтах. Помогать трудным детям наша работа и мы с ней справляемся успешно.

С уважением Груненкова Н. Г.2012-08-30Знакомая хотела забрать на каникулы сына, но директор сказал: «Костьми лягу, но его не отпущу!». Законно ли это или обычный произвол?

Как быть?2011-11-02Всем рекомендую пройти лечение в ООО «Реацентр» Самара, их сайт www.reacenter.ru тел: 88469902949.

Нашего после 2х курсов

Трудные родители

От обычной сельской школы маньковскую отличают охрана при входе и забор по периметру. Жителей села, где в прошлом располагался богатый колхоз, а сегодня процветает безработица, такое соседство не пугает, ведь спецшкола дает около 150 рабочих мест. Только педагогический состав насчитывает почти полсотни человек.

Но маньковская молодежь здесь не задерживается. Костяк коллектива состоит из пенсионеров.

Почти на сотню сложных подростков в штате один психолог.

По информации министерства общего и профессионального образования области, на одного воспитанника в прошлом году приходилось 183 тысячи рублей, в этом запланировано около 300 тысяч.

Помогут ли спецшколы перевоспитать агрессивных подростков в Крыму?

Здесь работают и психиатры, и психотерапевты. Вроде как ребёнок учится, а также получает помощь, в том числе и медицинскую.

Конечно же, такие учреждения существенно отличаются от специнтернатов для трудновоспитуемых детей, которые уже совершили правонарушение или даже преступление, но по разным причинам (в первую очередь из-за возраста) не приговорены к наказанию в виде лишения свободы.По решению суда Спецшколы для трудных подростков имеются в нескольких, но не во всех регионах России.

Во времена СССР была такая и в Симферополе, на улице Футболистов. По стечению обстоятельств ныне в этом здании расположен Центральный райотдел полиции. Эта «кузница кадров», по воспоминаниям её воспитанников, скорее не перевоспитывала, а окончательно формировала подрастающую смену криминалитета.

Доходило до того, что подростки, уже имеющие начальный опыт краж или грабежей, сорвавшись с уроков, обносили окрестные магазины, гаражи или дома сограждан.

В эстонии взбунтовалась школа для «трудных подростков»

Впоследствии некоторые из них сами вернулись обратно, другие были задержаны полицией. Учащихся туда направляют комиссия по делам несовершеннолетних или суд.Недавно между тем бунт и в другой спецшколе — специальном учебном заведении в Каагвере.

Для наведения порядка туда прибыли несколько полицейских патрулей.

Ранее оттуда сбежали несколько воспитанниц (в возрасте 14-16 лет), спустившись из окна по импровизированной веревке из простыней.

Позднее беглянок обнаружили в чужой квартире в Тарту.

Барышня-пацанка: как живут девочки из спецшколы

Спецшколы в ссср для трудных подростков

Прежде чем попасть сюда, они дерутся с одноклассниками, дерзят учителям и сбегают из дома. Если он у них есть. Большинство учениц спецшколы для девочек с девиантным поведением — сироты, в том числе и при живых родителях. Жизнь была к ним сурова, они ответили тем же. Можно ли изменить трудных подростков — читайте в материале «Газеты Кемерова».

Александр Патрин / «Газета Кемерова»

Нормальные дети

Губернаторская специальная школа для девочек с девиантным поведением работает в Кузбассе уже 15 лет. За Уралом это единственное женское учебное заведение для трудных подростков. Сегодня в нём живут 50 воспитанниц от 10 до 18 лет. Девочки учатся здесь с 5 по 9 класс, затем сдают ГИА и получают аттестат об основном общем образовании.

Девиантное поведение — значит, отклоняющееся от нормы. В названии школы есть ещё одна пометка — «общественно опасное» (к счастью, её нет в аттестате — педагоги этого добились). Девочки, прежде чем попасть сюда, закон не нарушали.

Детей направляют в эту школу не по приговору суда, а по решению административной комиссии города или района. Причины разные: это и агрессия, прогулы, бродяжничество, употребление алкоголя или постоянные конфликты с родителями. Объединяет все случаи одно — с девочками не нашли языка их близкие и школьные педагоги. Или даже не попытались этого сделать.

Дмитрий Соболев, замдиректора по воспитательной работе и педагог-психолог:

— Большинство наших воспитанниц росли в неблагополучных семьях или детских домах. Это дети с непростыми судьбами. Они плохо учились или прогуливали уроки, потому что ими никто не занимался. Девочки не виноваты, что их жизнь сложилась именно так. Их проступки порой — попытка обратить на себя внимание.

Психолог Дмитрий Соболев пришёл в школу для девочек сразу после её создания — как и большинство педагогов и воспитателей. Все эти годы коллектив не менялся.

– Ко мне иногда приходят дети — поговорить, поделиться чем-то. Принимаю в любое время. У нас школа маленькая и живём мы по-семейному, — говорит директор Сергей Гончаров.

— А в хорошей семье детей всегда выслушивают и не отказывают им в помощи. К сожалению, многие родители этого не понимают. Поэтому мы с коллегами восполняем дефицит тепла, как можем. У нас ведь нормальные дети.

У них проблемы с поведением, да. Не более того. 

Девочки возвращаются с уроков. Александр Патрин / «Газета Кемерова»

«Мы даже хлеб не умеем резать»

Девочки живут за городом, в посёлке Ясногорский. Одноэтажные дома окружают березы и ели. В этом коттедже живут младшие дети, в соседнем — старшие. В каждой комнате — по две-три ученицы.

В соседних зданиях — школа и административный корпус. Здесь нет ни глухого забора, ни решёток на окнах.

При этом педагоги говорят, что за последние три года ни одна воспитанница без разрешения взрослых не покидала спецшколу.

— Первые три года работать было сложно. В 2002 году мы набрали 70 человек со всей области — учениц седьмого, восьмого и девятого классов. Девочки не знали друг друга, потому и не всегда ладили.

Были и конфликты между воспитанницами, и самовольные уходы с территории, — вспоминает Дмитрий Соболев, педагог-психолог. — Последние пять лет в нашей школе учится 50 девочек. Мы каждый год выпускаем учениц и набираем 8–10 новичков.

Конфликтов теперь нет: они постепенно адаптируются и вливаются в коллектив.

Сергей Гончаров, директор школы, построил воспитательную работу на «старом пионерском способе»: старшие помогают младшим. Шефство неофициальное, но работает из года в год.

— Пятиклассницы ещё маленькие, им нелегко даются первые месяцы в школе, — объясняет Дмитрий Соболев. — А старшие девочки им помогают — например, косы заплетают перед уроками, заботятся о них. Малыши их любят как старших сестёр, ходят за ними следом.

Новеньких девочек сразу же учат ухаживать за собой, наводить порядок в комнате. У многих из них нет элементарных бытовых навыков.

— Это элементарные вещи: пришить пуговицу, погладить блузку, постирать мелкие вещи и помыть пол в комнате в день дежурства.

Каждый взрослый человек должен это уметь, — объясняет Ирина Паршина, замдиректора по учебной работе и преподаватель русского языка и литературы.

— Такие мелочи пригодятся воспитанницам во взрослой жизни. На уроках технологии мы учим их готовить, вместе выращиваем зелень в нашей теплице.

 Светлана Звонкова, учитель технологии и географии:

— Кулинарии мы учимся с азов — как картошку почистить, чай заварить. Случается, что дома элементарных продуктов нет, да и готовить никто не учил.

Помню, как девочки говорили: «Скоро день именинника, а мы даже батон не умеем резать». С пятым классом мы уже освоили бутерброды, каши, запеканки.

С какой радостью они потом угощают учителей и воспитателей — всех, кого встретят. «Нас похвалили! Сказали, что очень вкусно!»

У воспитанниц день расписан: уроки, кружки, подготовка домашнего задания, хозяйственные заботы и свободное время. Правила одни для всех — это ещё один педагогический принцип. Например, если в интернет с мобильного можно выйти только в свободные часы, то это касается и старших, и младших. 

Катя в свободное время занимается географией. Александр Патрин / «Газета Кемерова»

— У наших воспитанниц часто есть пробелы в школьной программе. Случается, что 14-летние девочки приходят в пятый класс, потому что до этого толком не учились и оставались на второй год. Родителям было всё равно. Вот и отстаёт возрастной ценз от образовательного, — объясняет Дмитрий Соболев.

Девочки постепенно навёрстывают программу. Классы в спецшколе небольшие, по 8–10 человек. Педагогам удаётся уделить внимание каждой ученице. К тому же, девочки ходят на индивидуальные занятия. У каждой — по два предмета в неделю. Выбирают самое трудное или же самое интересное: алгебру и русский, историю и географию.

Ирина Паршина, замдиректора по учебной работе и учитель русского языка и литературы:

— Ребёнка надо сравнивать не с другими, а с самим собой — только в прошлом. Это создаёт ситуацию успеха, на которой всё держится. Девочкам нравится, когда у них что-то получается. Благодаря этому они готовы двигаться дальше. 

Входим в кабинет, где как раз идёт математика. Одна ученица решает уравнения, вторая — делит трёхзначные числа в столбик вместе с учителем Галиной Митиной.

— С каждым ребёнком мы проводим тестирования. Я знаю их трудности и помогаю им на индивидуальных занятиях. Мы будем решать с этой ученицей уравнения из урока в урок, пока она их не поймет. У многих детей проблемы с делением, потому что они не знают таблицу умножения. Иногда и с неё приходится начинать, — рассказывает математик.

Дополнительные занятия по математике. Александр Патрин / «Газета Кемерова»

Ещё одна проблема — литература. К сожалению, далеко не всем удаётся читать бегло. Базовый навык дети отрабатывают с 5 по 9 класс. Их прогресс отслеживают по технике чтения, которую в обычных школах сдают только в начальных классах.

— Посмотрите сами: норма в восьмом классе — 140 слов в минуту. Три ученицы её превышают, ещё три — чуть-чуть не дотягивают, остальные не добираются и до сотни. Что в этом случае делать? Больше читать. На всех уроках мы проводим пятиминутки чтения, педагоги просят прочесть материал и вычленить главное. Это тоже важный навык, — объясняет Ирина Паршина, учитель русского языка и литературы.

 Не сделать уроки в этой школе невозможно. Воспитатели сами готовят детей к занятиям. Старшие дети делятся на группы, в каждой из которых есть ведущий, который и объясняет материал другим. Младшие по очереди обсуждают задания с педагогом. Они пока не настолько самостоятельные.

— Учителя и воспитатели трудятся вместе, чтобы дать девочкам образование, — подчёркивает Ирина Паршина. — С 2017 года они сдают четыре экзамена, от которых зависят оценки в их аттестате. Это огромная ответственность для нас. 

Репетиция хора. Александр Патрин / «Газета Кемерова»

Когда все поют

В холле не умолкает музыка. Девочки готовятся к конкурсу. Большинство учениц школы поёт в хоре, танцует или участвует в постановке театра моды «Грация». На конкурс поедут все, выступление займет около часа. Вот и на репетиции собралась чуть ли не вся школа.

— Почти 30 учениц из 50 поют в хоре. В какой школе вы ещё такое увидите? Детям нравится творчество. У нас есть шесть кружков – фитнес, хореография, хор «Музыкальная шкатулка», театр моды «Грация», «Рукодельница» и туристический кружок. Девчонки-то у нас отважные. Мы и скалолазанием занимаемся, и спортивным ориентированием, — Дмитрий Соболев говорит об ученицах с гордостью.

В спецшколе есть ещё одно правило: в кружки берут всех, кто захочет. Независимо от спортивных или музыкальных данных. Лишь бы ребёнку было интересно.

Наталья Постовая, воспитатель:

— В другой школе ребёнка без способностей бы не взяли в кружок. Но у нас цель другая. Главное, чтобы они были счастливы, чувствовали себя успешными. Мы погружаем учениц в разные интересные дела, поэтому на что-то плохое уже не остаётся ни времени, ни желания.

Девочки в феврале подарили детскому саду в Ясногорском кукольный театр. Они сами сшили пальчиковых кукол — пушистых зверей — и изготовили ширму. Ученицы приезжают с концертами в местный ДК и с удовольствием поют на сцене для ветеранов. Им нравится делать добрые дела. 

Девочки сами вышли гербы городов, чтобы нашить их на карту из ткани. Александр Патрин / «Газета Кемерова»

Рэп и разговоры по душам

У большинства девочек перед глазами нет образа счастливой семьи. Такой, в какой бы они сами хотели жить сами. Школа и в этом пытается помочь — по возможности. Детей не отталкивают, если они тянутся к взрослым. Воспитатели становятся для них едва ли не самыми близкими людьми.

— У многих сложные судьбы, — рассказывает воспитатель Наталья Постовая. — Часто вспоминаю одну ученицу. Когда ей было три года, родители запирали их с младшей сестрой в доме и оставляли одних. Даже ставни закрывали, чтобы дети не просили еды у соседей. Так они проводили по три-четыре дня, стучали в окна и двери — голодные, замерзшие. Маша* вспоминала, как ей было страшно.

Потом отца с матерью лишили родительских прав, и она попала в детдом… А там отношения как-то сразу и с педагогами не сложились, и с детьми. Маша была девочка жесткая, резкая, но неглупая. Она много читала и хорошо училась. Характер сложный. Поступила к нам — одни колючки. Так в ней и осталась эта ершистость, но при этом у неё друзья появились, увлечения.

Сейчас она уже выросла и создала свою семью.

— Когда воспитанница идет на конфликт идет, что делаете?

— Выслушиваю, сохраняю спокойствие. Если ответить тем же — это будет бесконечно. Поэтому я стараюсь утешить, обнять. Девочке плохо, она грубит, так она пытается сказать о своей боли. Выговорится, расслабится, поплачет даже и всё будет нормально. А там и проблему вместе решим. А наказаний у нас в школе нет.

Хореограф и учитель музыки готовят девочек к конкурсу. Александр Патрин / «Газета Кемерова»

— А что делать, если проштрафился ребёнок?

— Реферат писать. За любую провинность — новые знания. Знаете, как они не любят на учёбу свободное время тратить?

Психолог Дмитрий Соболев говорит с девочками не только об их проблемах. Иногда он обсуждает с ученицами Oxxximiron’а и «Танцы» на ТНТ.

— Я могу с ними порассуждать о современной музыке, хотя я не поклонник того же рэпа. Но мне важно знать, чем девочки дышат. Мне важно сохранить их доверие. Вчера с выпускницей созвонились: она поссорилась с парнем, ушла из дома и не знала, что делать. Как психолог искал с ней варианты решения проблемы. В итоге всё закончилось благополучно.

Взрослая жизнь

Саше 15 лет, в 2018-м она оканчивает девятый класс. Девочка мечтает танцевать на сцене, поэтому занимается хореографией четыре дня в неделю. Даже во время нашего разговора не теряет времени — тянет носок, разминается перед тренировкой. Поступить в колледж культуры — её цель. 

— Хочу танцевать, как Ольга Владимировна — наш хореограф. Она моя любимая учительница. Не знаю, как расстанусь с ней, — говорит Саша и едва сдерживает слёзы. Ей придётся уехать из школы, в которой она прожила пять лет и стала вторым домом.

В прошлом году на выпускной у девочек был вечер «Алых парусов». Как в Санкт-Петербурге. Учителям они подарили парусники из цветной бумаги — приглашения. Этот символ мечты Ирина Паршина хранит до сих пор.

— Я вела у девочек русский язык, поэтому сохранила их детские тетради. У многих ведь нет мамы, которая бы сберегла первый дневничок, прописи… На последнем звонке я раздала девушкам их тетрадки за 5 класс. Они были тронуты, — вспоминает она.

Фотографии выпускниц висят и в учительской, и почти в каждом кабинете. Со школой попрощались 178 воспитанниц, каждую из них помнят по имени. Светлана Звонова показывает мне снимок в кабинете технологии. Это первый её класс.

— Вот Настя по прозвищу Ёж — её так звали девочки, потому что она была маленькая, юркая и с колючим характером. А это Таня, у неё уже растут дети…

Дмитрий Соболев вспоминает, как девушки приехали на 15-летие школы:

— Ксения закончила Томский госуниверситет и работает в социальной службе. Маша получила красный диплом биофака и профессионально занимается озеленением. Женя выбрала сферу туризма, уже два раза летала на Гоа… Настя тоже туристическое отделение в КемГИК оканчивает. Эта девочка поступила в медколледж, а вот эта выпускница поёт хорошо… У всех жизнь сложилась.

Помню, как к нам приезжали психологи из Томска, когда школа только создавалась. Помню их слова: если вы поможете хотя бы одному ребёнку, школа свою миссию выполнила. А у нас, видите, сколько счастливых историй. Значит, всё не напрасно.

Специальные школы-интернаты для трудных подростков: особенности, программа, отзывы

Спецшколы в ссср для трудных подростков

Подростковая пора наступает, когда ребенок переступает границу десяти-одиннадцати лет, и продолжается до 15-16 лет.

Ребенок в этом периоде начинает воспринимать мир как взрослый, моделировать поведение старших, самостоятельно делать выводы. У ребенка появляется личное мнение, он ищет свое место в обществе.

Усиливается интерес и ко внутреннему миру. Подросток умеет сам ставить цели и достигать их.

Кроме психологических изменений, в указанный период времени происходят физиологические изменения: ребенок быстро растет, появляются вторичные половые признаки, меняется гормональный фон и так далее.

Подростковые проблемы

Проблемы возникают у подростков по различным причинам. Но в основу можно положить следующие внутренние конфликты:

  1. Желание стать взрослым, при отрицании ценностных ориентиров, по которым живут взрослые.
  2. Ощущение себя в центре Вселенной и неприятие этого со стороны окружающих.
  3. Половое созревание и страх перед новым Я.
  4. Влечение к подросткам противоположного пола и неумение построить со сверстниками отношения.

В итоге подростку тяжело справиться с новыми бурными эмоциями, и родители должны быть всегда готовы вовремя поддержать ребенка или дать совет.

Если же в подростковом периоде на него, помимо трудностей с изменением организма, наваливаются и другие, например, низкая культура родителей, алкоголизм в семье, занятость родителей своими делами или работой, то такая личность может попасть в категорию “трудных”. Для таких есть школы-интернаты для трудных подростков.

Как строится учебный процесс в интернатах?

Обычно в специальных школах-интернатах для трудных подростков оказываются дети с большими проблемами в обучении или те, кто не в первый раз нарушил закон. Справиться с особыми детьми трудно, следовательно, в этих учебных учреждениях осуществляют свою деятельность педагоги с большим опытом, дефектологи и психологи.

Часто в штате педагогических работников есть и люди с медицинским образованием. Железная дисциплина – основа воспитания в интернате для трудных подростков. Основная цель – вернуть ребенка к нормальным мировосприятию и жизни.

Сначала у воспитанников проверяют уровень знаний и интеллектуальные способности. Проверка проходит в виде тестирования. Если по его итогам выявлено отставание в развитии, юноше или девушке могут преподавать даже программу начальных классов.

В основе поведения трудных подростков – нарушения психологического развития, так что учащиеся из интерната для трудных детей постоянно общаются с психологом. Такие беседы проходят индивидуальным образом. По итогам специалист старается найти основу – причину такого поведения воспитанника.

В интернате для трудных подростков все дети постоянно находятся под контролем преподавателя, а в субботу и воскресенье они имеют право отправиться к родителям, хотя некоторые остаются и на выходные.

Названные заведения бывают открытого и закрытого типа. Первые из них похожи на кадетские корпуса или суворовские училища.

Тут есть дисциплина и распорядок дня, но дети учатся по стандартной школьной программе (конечно, с поправкой на умственные способности), а на выходные могут ездить к родителям.

В закрытых же интернатах все намного серьезнее – есть и КПП, и хождение строем, и регулярные занятия с психологом. Некоторые воспитанники в таких учреждениях не попадают домой на выходные, но родители могут навещать их на территории интерната.

Основания отправить подростка в интернат для трудных детей

Основания, чтобы отправить ребенка в спецшколу следующие:

  • совершение преступления, если возраст не соответствует наступлению уголовной ответственности;
  • возраст соответствует уголовной ответственности, но ребенок отстает в психическом развитии;
  • подросток осужден по статьям, предусматривающим преступление средней тяжести, но освобожден от наказания по соответствующим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации.

Комиссия по делам несовершеннолетних ходатайствует в суде о направлении нарушителя в специальную школу-интернат для трудных подростков. Перед рассмотрением дела в суде несовершеннолетнему проводят медицинский осмотр и направляют к психиатру. Если родители не соглашаются на данные меры, все процедуры проводятся по решению суда.

Поддаются ли перевоспитанию трудные подростки?

Нужно сказать, что проблемы у каждого трудного подростка разные. Бывает, нужен всего один месяц, чтобы научить ребенка отвечать за свои поступки, а бывает, что подростку потребуется полгода для адаптации. Многое зависит от того, какие психологические проблемы испытывает на данный момент юноша или девушка.

Сейчас преподаватели спорят о том, дает ли результаты работа в интернатах для трудных подростков.

На данный момент около семидесяти процентов учащихся таких учреждений значительно улучшают знания по школьным предметам.

Кроме того, в таких учреждениях воспитанники не только учатся, но и находятся все остальное время. Таким образом, проблемные дети создают новый круг общения и успешнее социализируются в обществе.

На что обратить внимание родителям трудных подростков?

В период переходного возраста дети отстаивают свою независимость. Это явление влияет на ребенка, и кажется, что он ведет себя странно и непредсказуемо. Как бы там ни было, такое состояние считается абсолютно нормальным и характеризует переходный возраст.

Родители трудных детей часто сталкиваются и с другими испытаниями. У юноши или девушки появляются эмоциональные и психологические проблемы, трудности в учебе. Проблемный подросток часто совершает противоправные поступки, неоправданно рискованные действия.

Может появиться депрессия, тревога.

Существуют знаки, показывающие, что ваш ребенок является трудным. Они перечислены ниже:

  1. Изменение внешности. Неоправданный набор веса или его потеря, причинение вреда самому себе.
  2. Частые ссоры, драки, жалобы.
  3. Плохая успеваемость, нарушения сна, депрессия, мысли о самоубийстве.
  4. Употребление наркотических средств, алкоголя.
  5. Резкая перемена круга общения, отказ соблюдать определенные правила, ложь и так далее.

Наличие проблем у подростка – первый сигнал о том, что нужно наладить с ним контакт. Ваш сын или дочь должны чувствовать поддержку, понимать, что родители его любят и принимают в любом случае.


Важно найти общие темы для разговоров, поощрять занятия спортом, ограничить просмотр телевизора и занятия за компьютером. Давайте ребенку советы, выслушивайте его, не проявляйте агрессии.

Если не справились, обратитесь за помощью к специалистам.

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.